Предание о силаче Аксёнке и жадном воеводе

Во все времена сильные русские люди обладали обостренным чувством справедливости и шли на страшных грех, отстаивая свою честь и достоинство

0
71
Предание силаче Аксёнке и жадном воеводе
Живо это предание со времен основания крепости Донков, что стояла на страже Московского княжества у слиянии рек Дон и Вязовка. Сейчас это город Данков Липецкой области.
Был при той крепости воевода страшно жадный до денег, а выманивал их он у проезжающих через крепость людей с подвозом. Близ крепости была гора, которую впоследствии нарекли Воеводиной горой. Тут воевода и лютовал, проезжих, да прохожих обирал. Если кто противился платить за проезд, воевода взашей гнал, разворачивал, да еще чего доброго, кнутом хлестнет, побьёт. И ни кто не мог ему противиться – воевода!
Вот ехал однажды в крепость Донков по своим делам силач Аксёнка, силой его Бог не обделил, да и норов у него был видно неуступчивый. Воевода по привычке остановил его, потребовал монет за проезд. Аксёнка напрочь отказался платить, не за что, мол платить. Взбесился воевода, обругал силача, да кнутом на него замахнулся. Только Аксенке от кнута увернулся, да рукой отмахнулся. А рука у силача тяжела, задел он ею воеводину головушку, он возьми и скончался.
Словом, вольно или невольно, порешил он этого Воеводу. Забил ли насмерть, или впавду нечаянно задел, неизвестно. Предание о силаче Аксёнке и жадном воеводе кончается тем, что борец за справедливость, боясь боярского гнева, подался к казакам Емельяна Пугачёва.
Продолжительное время, это место стычки силача и воеводы носило имя – Аксёнкина гора. Первый летописец города Данкова Василий Иванович Ермаков утверждал, что на этой возвышенности, долго были видны остатки неких строений, возможно сторожевого поста.
Предание о силаче Аксёнке и жадном воеводе, это еще одно проявления характера русского народа, его нетерпимости к несправедливости. В древности разбойников государственная власть судила, а вот народ напротив,
упрямо их причислял лихих людей к своим заступникам, жалел их и складывал о них песни, былины и сказания, передавая из уст в уста, из поколения в поколение.