131-й мото-понтонный мостовой батальон

1
117
131-й мото-понтонный мостовой батальон

В трудное для нашей Родины время и был сформирован в с. Новоникольском и в г. Данкове 131-й мото-понтонный мостовой батальон.

В начале августа 1942 года по приказу начальника инженерных войск Брянского фронта в село Новоникольское и город Данков стали прибывать офицерский личный состав, рядовые воины. Началось формирование 131-го ОМПМБ. В процессе формирования личный состав батальона усиленно занимался боевой и политической подготовкой, так как большинство не было обучено военно-инженерному делу.

Вкус воды всех рек Европы

Именно здесь, в расположенном на берегу Дона, в селе Новоникольское и городе Данкове, в октябре 1942 года был сформирован 131-й батальон. Данковская земля — место рождения этого воинского формирования, а оно дорого и свято для любого человека. Потому и хорошо помнит командир батальона Г. Липатов, как из запасных полков и госпиталей прибывали солдаты разных возрастов, национальностей, военных профессий, ставшие костяком героического батальона понтонеров. Не забыл майор в отставке и добрых отношений с местными жителями, которые бескорыстно помогали командирам создаваемого подразделения чем могли.

Кстати сказать, мото-понтонный батальон стал значительной вехой в судьбе некоторых данковчан. Часть воинского пути прошел в его рядах ныне здравствующий М. Петухов. Правда, после ранения и госпиталя его дороги с подразделением понтонеров разминулись, и войну М. Петухов заканчивал в другой части. Но ратные дела 131-го и причастность к ним навсегда остались в памяти ветерана. Название этого батальона не пустой звук и для данковчанки М. Новичковой. Она делала вовсе не героическую, но архинеобходимую работу: кормила понтонеров. Как известно, без наваристых щей и каши солдат теряет боевой дух-даже в мирное время, а в военное лихолетье — и подавно. Потому, надо полагать, повар М. Новичкова была в батальоне фигурой далеко не второстепенной.

Судя по названию, прямая обязанность подразделения понтонеров — строить и восстанавливать мосты, оборудовать броды и пристани. Одним словом, обеспечивать всем родам наземных войск переправу через водные преграды, будь то полноводная река, вонючее болото, затхлый пруд или какое-нибудь «лебединое озеро». В сущности, так оно и было. За годы войны батальоном наведено и восстановлено несколько десятков мостов, оборудовано без малого двадцать пристаней для паромных переправ. Кроме того, уложено семь километров жердевой выстилки, сделано немало дорог, бродов.

Боевой путь и фронтовые дела

Однако война не признает строгого распределения обязанностей между теми, кто оказался ввергнутым в ее кроваво-огненный смерч. Вот и понтонерам сформированного в Данкове батальона, помимо наведения переправ, довелось выполнять и сверхопасные обязанности саперов. На долгом пути от Новоникольского до поверженного Берлина ими установлено 800 мин и огромное количество их обезврежено. Собственно говоря, этим и отмечено боевое крещение 131-го. В январе 1943 года он получил приказ разминировать дорогу на участке Верховье -Залегощь, открывавшую нашим войскам путь на Орел. После выполнения этой задачи батальон был передислоцирован в Красное Тургеневе, где получил деревянный мостовой парк и начал подготовку к наведению переправы для формирования Оки. Без этого освободить Орел было невозможно.

За несколько дней до формирования подразделения батальона в глубокой тайне от противника сосредоточились в оврагах на расстоянии 200-300 метров от реки. На протяжении двух ночей в условиях строгой светомаскировки бойцы на катках и слегах подтаскивали понтоны к берегу, спускали их на воду и строили переправу. Как вспоминает командир батальона Г. Липатов, ее нужно было навести за время “артподготовки наших войск. Немцы ответили на нее яростным артиллерийским и минометным огнем. Понтонеры работали в темноте, обдаваемые мощными фонтанами воды, гибли и получали раны от осколков мин и снарядов. Однако, несмотря ни на что, мост был сделан, по нему пошли наши войска и вскоре выбили фашистов из Орла.

С войсками Центрального фронта батальон стремительно продвигался к границам Белоруссии, обеспечивая нашим частям переправу через Десну, Ипуть, и вышел к реке Сож. Она контролировалась немцами, и было крайне затруднительно получить такие данные, как ширина и глубина, скорость течения, рельеф противоположного берега и другие, которые необходимы для наведения переправы и форсирования реки. Тогда трое смельчаков глубокой ночью спустили на воду надувную резиновую лодку и отправились добывать необходимые данные. Но не успели разведчики добраться и до середины, как мрак ночи разорвала яркая вспышка ракеты и затрещала пулеметная очередь. Пробитая лодка пошла ко дну, а разведчикам пришлось вплавь возвращаться назад.

Но приказ есть приказан его взялся выполнить смелый и решительный сержант Щур. Сняв обмундирование, он повесил на шею автомат, взял в зубы разматывающийся шнур и опять шагнул в воду. Ему удалось переплыть реку, собрать необходимые сведения. Однако на обратном пути, недалеко от берега, вновь вспыхнула ракета и застрекотала пулеметная очередь. Но все же раненый Щур доплыл и, едва доложив разведданные, потерял сознание.

Через некоторое время понтонеры навели через Сож переправу, и наши войска устремились к Гомелю. Потом батальон обеспечивал переправу через Западный Буг и тем самым дал им возможность выйти к государственной границе Союза Советских Социалистических Республик.

За ее пределами у понтонеров работы не убавилось, она не стала более легкой и менее опасной. Осознание неизбежного краха сделало сопротивление врага максимально яростным и упорным. В этом понтонеры убедились в январе 1945 года, когда наши войска освобождали Варшаву.

Батальон получил приказ сделать переправу через Вислу. Задачка, надо сказать, не из простых. Понтонерам предстояло возвести, пожалуй, самый большой мост из всех, что были построены раньше. Ведь ширина Вислы- в гом месте почти 800 метров. Но сложность заключалась не только в этом. Работать приходилось под таким бешеным обстрелом врага, который не снился даже самым опытным и бывалым. Много русской крови пролилось тогда в воды «сонной Вислы», для сотен воинов переправа через нее стала последней. Но как бы там ни было, поставленную перед ним задачу 131-й выполнил и внес достойную лепту в освобождение польской столицы. Это оценило даже Верховное Главнокомандование, приказом которого батальону было присвоено наименование «Варшавский».

В марте J945 года 131-й перестал существовать как отдельный. Он был соединен с 53 мотопонтонным батальоном и вместе с ним образовал полк. В его составе понтонеры «Варшавского» обеспечивали форсирование Одера нашими частями для их последнего броска на Берлин. В Данковском краеведческом музее есть фотография тех далеких лет. На ней изображена разрушенная переправа с разбитыми, развороченными конструкциями понтонного моста, и на этом фоне — одинокая солдатская фигура, будто вопрошающая: неужели все надо восстанавливать заново? Да, при форсировании Одера было и такое. Сделанное понтонерами ночью нередко разрушалось немецкой авиацией в дневное время, и все приходилось начинать сначала.

… На войне, как и в мирной жизни, есть свои кумиры и герои. Сколько, например, написано романов, повестей, снято фильмов о подвигах летчиков, танкистов, разведчиков, и как мало знаем мы о ратных делах скромных тружеников войны, в число которых входят и понтонеры. А ведь сотни их совершили подвиги сродни матросовскому. Правда, им не приходилось бросаться грудью на амбразуры дзотов. Зато они, порой в ледяной воде, закрывали телами пробоины в понтонах во время движения по переправе войск и тем самым спасали их от затопления.

Стоит вспомнить также, что понтонеры, в отличие от летчиков и танкистов, даже не были экипированы как следует. Не баловали их подводными костюмами, а водолазный шлем заменяла обычная противогазная маска с удлиненной гофрированной трубкой. Не было у них под руками и средств малой механизации; орудовать приходилось больше топором да поперечной пилой. Но они несли свой тяжкий крест столь же достойно и героически, как все солдаты. Они раньше всех узнавали вкус воды крупнейших рек Европы и первыми обагряли своей кровью их берега. Понтонеры 131-го отдельного мото-понтонного ордена Александра Невского батальона, сформированного на донских берегах, как и тысячи их коллег, в прямом и переносном смысле слова прокладывали дорог и к Великой Победе. Они достойны славы и уважения на все времена, пока существует на планете Россия.

Источники:

Дмитрий Любавский, краевед, Почетный гражданин г. Данкова.

Анатолий МЕРЛЕВ, соб. корр. «Липецкой газеты»

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Мой дед тоже воевал в составе понтонного полка, к сожалению не помню и не могу найти номер, или хотя бы название подразделения.

Comments are closed.